• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
363 Категория: Аналитика - Опубликовано: 10/05 - 20:29

Что представляет собой информационная война, как ее организуют Соединенные Штаты и страны Запада, рассуждает российский эксперт Алексей Фомин.

Понятие пропаганды прочно вошло в лексикон и инструментарий современных международных отношений много столетий назад. И, по сути, в этом понятии нет ничего плохого. В задачу внешнеполитического ведомства любого государства входит распространение специально подготовленной информации с целью формирования определенного, сугубо положительного, отношения к своей политической системе, государству, лидерам, а также выработки определенной модели политического поведения по отношению к себе в других странах, приобретения союзников, продвижения своих идей и т.д.

Другой стороной медали данного понятия является информационная война. Т.е. агрессивное использование пропаганды не только в целях создания имиджа собственного государства, но и на дискредитацию идей, строя и лидеров геополитических противников и даже провоцирования в таких государствах беспорядков и внутренней дестабилизации.

Пиком расцвета агрессивной пропаганды считается эпоха «холодной войны» - противостояния двух систем: социалистической и капиталистической, СССР и США. С развалом Советского Союза и всеобщим переходом на капиталистические рельсы на какой-то момент показалось, что глобальное противостояние закончилось. Но на смену краткой эпохи однополярного мира пришла парадигма многополярности, где уже на мировой арене столкнулись Европа, США, Китай, Россия, Иран и другие страны, желающие получить побольше места под солнцем. А в условиях резкого развития информационно-коммуникационных технологий, пропагандистка война стала незаменимым оружием, подчас эффективнее бомб. И вот уже наступает эпоха «Холодной войны 2.0».

Информационная война в международных отношениях не является прерогативой только крупных мировых держав. Просто у стран, претендующих на ведущую роль в мире больше возможностей и ресурсов для ее эффективного ведения. Однако полем для информационного противоборства двух сильных государств является весь мир. И взрывная волна от информационных и пропагандистских «бомб» накрывает и регионы в которых у крупных мировых игроков есть особые интересы.

В нашей статье мы попытаемся исследовать лишь небольшой аспект разворачивающегося наиболее острого информационного противостояния между крупными мировыми акторами, такими как США, Россия, Китай и Иран на глобальной арене, понять, что стоит за его кулисами и попытаемся рассмотреть, как оно отражается на странах Центральной Азии.

Самым наглядным примером для этого являются США. Соединенные Штаты, на текущий момент, наверное, наиболее «подкованное» государство в плане ведения информационных войн, особенно в сочетании с огромными бюджетами, выделяемыми на пропагандистскую и информационную деятельность.

В марте 2016 года президент США Барак Обама в рамках Государственного департамента страны учреждает новый орган «Центр глобального взаимодействия» (Global Engagement Center - GEC). На то время целью организации стала координация общегосударственных коммуникационных мероприятий, направленных на иностранную аудиторию за рубежом, чтобы противостоять сообщениям и уменьшить влияние международных террористических организаций, таких как ИГИЛ. По состоянию на 2020 год организация представляет собой орган, целью которого является «направлять, руководить, синхронизировать, интегрировать и координировать усилия федерального правительства по признанию, пониманию, разоблачению и противодействию усилиям по пропаганде и дезинформации иностранного государства и негосударственного сектора, направленным на подрыв или влияние на политику, безопасность или стабильность Организации Объединенных Наций, США, их союзников и стран-партнеров». То есть из органа по противодействию терроризму GEC превратился инструмент американской информационной войны против иностранных государств.

Несмотря на то, что Центр находится в ведении американского Госдепа, он является также межведомственной организацией, опирающейся на сотрудников министерств обороны, казначейства и юстиции, плюс на Министерство национальной безопасности, разведывательное сообщество и USAID.

Возглавляется GEC очаровательной Лии Гэбриэлл, бывшей кадровой сотрудницей ЦРУ, также успевшей потрудиться и в Разведывательном управлении Министерства обороны США. Занималась она секретными операциями и сбором стратегических разведывательных данных. А еще до этого, была главным контактным лицом Министерства обороны с иностранными военными атташе, организовывая международное военное сотрудничество и операции по обмену информацией между этими атташе и руководством США.

Немного о деньгах. Согласно официальных докладов руководства Центра, базовый бюджет GEC в 2016 году составил почти $20 млн. В 2017 финансовом году он уже стал $35.8 млн., в 2018 - $55.3 млн., в 2019 - $55.4 млн. Это только по линии Госдепа. Но в дополнении к этому в 2018 году от Министерства обороны США Центр получает $20 млн, а в 2019 $5 млн. 2020 год принес GEC $64.3 млн только базового бюджета. Увеличение бюджета организации в первую очередь связано с ее переориентацией с ИГИЛ на угрозы, исходящие для США со стороны России, Китая, Ирана и других стран. Например, по данным портала «Defense One» при обсуждении бюджета организации в 2017 году, $60 млн Центр должен был потратить на идеологическую борьбу с Россией и только $19 млн на ИГИЛ. В тот же период группа сенаторов США предложила выделить GEC дополнительно $100 млн на антироссийскую пропаганду, отслеживание иностранных пропагандистских кампаний, анализ тактики и оказание им сопротивления, выделение грантов зарубежным журналистам, гражданским организациям и частным компаниям, а также, чтобы поддержать «объективную российскую журналистику».

Кстати, в этом отношении интересно проанализировать структуру запрашиваемого бюджета Госдепом США и USAID на 2021 финансовый год (State Department and U.S. Agency for International Development (USAID) FY 2021 Budget Request). Госдеп и USAID планирует потратить деньги, в том числе и на «противодействие вредоносному влиянию Китая» и «безопасность, демократию и экономический рост в свободной и открытой Индо-Тихоокеанской области» ($1,5 млрд. США в виде иностранной помощи и $596 млн. в виде дипломатического участия в поддержку США.); «противодействие вредоносному влиянию России и дезинформации» ($763.8 млн.), «противодействие вредоносному влиянию Ирана» ($337.5  млн.), «информирование мировой общественности и привлечение иностранной аудитории». Госдеп и USAID просят выделить конкретно Центру на информирование мировой общественности и привлечение иностранной аудитории $138 млн.

Теперь об инструментах и методах деятельности.

Журналист Рик Стерлинг (Rick Sterling) в 2017 году в своем материале для ресурса журналистских расследований «Consortium News» проанализировал суть деятельности США в рамках борьбы с ИГИЛ (в том числе и на идеолого-пропагадистском фронте) в Сирии, где идеологическая и информационная борьба против Исламского государства превратилась в пропагандистское противостояние между правительственными и оппозиционными (не игиловскими) силами в стране. Журналист отмечает, что одной из задач GEC стало недопущение того, чтобы общественность «услышала альтернативный западной пропаганде рассказ» о событиях в Сирии, сравнивая эту организацию с Министерством правды из произведений Д. Оруэлла. Стоит обратить внимание на еще один факт информационного противостояния в Сирии, что одним из «рупоров» оппозиции в стране считались печально известные своими фейковыми репортажами «Белые каски», которые получали финансовую поддержку от Госдепа и USAID.

В 2018 году в рамках сотрудничества Государственного департамента и Министерства обороны по программам Центра глобального взаимодействия был учрежден Фонда доступа к информации для поддержки государственных и частных партнеров, которые занимаются выявлением пропаганды и дезинформации иностранных государств и оказанием им противодействия. Первоначально Госдепартамент планировал предоставить гранты на сумму $5 млн из Фонда доступа к информации. Фонд должен был стать ключевым элементом партнерства GEC с местными организациями гражданского общества, неправительственными организациями, органами СМИ и разработчиками содержательных материалов в противодействии пропаганде и дезинформации.

По словам самой Лии Гэбриэлл, которые она произнесла в ходе брифинга в марте 2020 года, в рамках GEC создано три команды; одна из них сосредоточивает внимание на российской дезинформации, другая – на китайской дезинформации, и третья – на иранской дезинформации. Помимо этого, есть аналитическая и исследовательская команда, состоящая примерно из 25 специалистов по данным, а также аналитиков и экспертов в конкретных областях, команда по взаимодействию посредством информационных технологий, которая проводит разъяснительную работу с помощью различных технологических возможностей. Это позволяет GEC сотрудничать на межведомственном уровне и в масштабах всего Правительства США в разработке и оценке различных возможностей.

Итак, на этом небольшом примере, в общих чертах, мы можем представить уровень глобального информационного и пропагандистского противостояния между крупными державами. Полагаем неоспоримым фактом является и то, что в рамках этих информационных противостояний, особенно между США, Россией, Китаем и Ираном, Центральная Азия окажется, так или иначе втянута всеми акторами этого процесса в большую пропагандистскую игру, поскольку все перечисленные страны имеют свои интересы в ЦАР.

Исходя из этого мы предложили ряду экспертов высказать свое мнение по поводу того как информационное воздействие со стороны США в отношении их основных глобальных противников отразиться на странах ЦАР (особенно с учетом увеличений финансирования GEC)? На что будет направленно воздействие американской пропаганды в странах региона (антироссийское и антикитайское)?  Как будет работать этом механизм? Как информационное противостояние крупных мировых игроков повлияет или уже влияет на страны центрально-азиатского региона?

Глава Евразийского Аналитического Клуба Никита Мендкович (Россия) так оценил сложившуюся ситуацию: «информационная война в регионе Центральной Азии идет уже сейчас. США выделяются большие средства на ведение пропаганды в странах региона на ослабление в нем позиций России, Ирана и Китая. Одним из таких примеров является организация USAID, которая имеет программу по финансированию СМИ и НПО в Казахстане и других республиках. Недавними примерами является ведение антикитайской пропаганды, в отношении проблемы Синьцзяна и дискредитация российских атомных проектов в регионе. Другим примером может служить текущее информационное противостояние по вопросу возможного искусственного происхождения вируса COVID-19, когда Пекин и Вашингтон стремиться обвинить другую используя при этом различные информационные приемы. В этой информационной битве США даже пытаются использовать волонтеров Красного Полумесяца в регионе.

Следует подчеркнуть, что активизация пропаганды со стороны Соединённых Штатов происходит в связи с пошатнувшимся имиджем страны, из-за массовых жертв пандемии и фактический коллапс американской системы здравоохранения. Стандартными инструментами в информационной войне США в ЦАР станут НПО и СМИ, которые будут получать финансовую поддержку от ряда американских организаций, таких как Фонд Сороса и USAID и т.д. Также будут организованы политические объединения «под ключ», такие как «Оян Казахстан» в Казахстане.

Помимо антикитайского, в регионе, как и ранее будет активизироваться и антироссийское информационное направление со стороны США. В качестве инструментов будут использоваться те же НПО и СМИ, которые применялись и в антикитайских действиях. Например, та же «Оян» в Казахстане использовалась для создания негативного фона и настроения радиофобии для срыва российско-казахстанских ядерных проектов, таких как строительство АЭС. В прошлом году антироссийское информационное воздействие на страны ЦАР ушло на второй план в связи с возрастающей американо-китайской торговой войной, но оно никуда не ушло.

Основными направлениями действий американского информационного воздействия на станы ЦАР антироссийского характера станут:

  • возбуждение антирусского национализма
  • русофобия
  • дискредитация существующего сотрудничества с Россией
  • противодействие ОДКБ, ЕАЭС, ШОС.

На текущий момент самая сильная информационно-пропагандистская сеть США существует в Казахстане и Кыргызстане. Воздействие проамериканских НПО стало таким агрессивным и радикальным, что в Кыргызстане в данный момент идет речь о принятии закона о контроле над такими организациями. В Таджикистане и Узбекистане работать американцам через подобного рода организации сложнее, из-за существующего в этих странах контроля и ограничений. Туркменистан - вообще закрытая страна. Поэтому плацдармом для информационно-пропагандистской работы в таких странах, как Узбекистан и Таджикистан, используются соседние Кыргызстан и Казахстан».

Источник, близкий к аналитическим и экспертным кругам из Таджикистана, пожелавший остаться анонимным, отметил, что «в первую очередь Таджикистан является политическим союзником России на международной арене и это подтверждается участием обеих стран в различных организациях регионального масштаба, таких как ОДКБ, ШОС, СНГ, а также совместных заявлений касательно различных нетрадиционных угроз региону. Эксперт подчеркнул, что ввиду простого лингвистического фактора, СМИ на русском языке доминируют в Таджикистане и являются одним из основных источников поглощения информации о том, что происходит в мире. И говорить о том, что увеличение финансирования США своего Центра глобального взаимодействия, пошатнет статус-кво, будет голословным.

Для этого, нужно потратить огромные суммы и направить это в медиа на локальном и русском языках». Анализируя ситуацию в Таджикистане эксперт заявил, что «значительная часть молодежи (более миллиона человек по официальным данным) находятся на заработках в России и единственным источником потребления информации являются Российские медиа. В самом же Таджикистане все медиа на таджикском языке контролируются государством и проходит государственную цензуру, а Таджикистан, как было сказано ранее, придерживается позиции России, которая не критикует РТ и не вмешивается в ее внутреннюю политику в отличие от США, критикующих порою ситуацию с правами человека в стране и остальную ситуацию, связанную с нарушением демократических принципов, согласно докладам Соединённых Штатов Америки».

«Русскоязычные СМИ зарегистрированные в Таджикистане», продолжает эксперт, «тоже не обсуждают столкновения США и России в информационном поле и стараются ограничиваться освещением процессов локального характера и освещением громких событий которые не относятся напрямую к информационной войне ввиду негласного табу - не критиковать власть и связанные с этим темы. Тем не менее, что будет в случае втягивания ЦАР, в частности Таджикистан в информационную войну между США и России? В этом случае, в Таджикистане позитивный имидж больше имеет Россия, в то время как, к США относятся более негативно и ассоциируют ее иногда с агрессором приводя примеры Ирака, Афганистана и др. То есть, люди ассоциируют ее (многие, но не все) со страной, которая неся демократию может, произвести интервенцию и принести нестабильность.

Также это характеризируется с тем, что Ислам доминирует в Таджикистане и верующий народ критикует США в убийстве мусульман в упомянутых странах. Более того, нынешний правящий режим в Таджикистане, скорее поддержит российскую пропаганду либо воздержится от громких высказываний во избежание быть втянутым в глобальную информационную войну. Но, важно подчеркнуть, что Таджикистан более будет думать о своем имидже, страны с мультивекторной политикой, которую страна продвигает годами. То есть политика национальной идентичности страны более придерживается нейтралитета и создания имиджа страны, дружественной для всего мира, а не втянутой в биполярную или триполярную (Китай) конфронтацию, в том числе информационную. Резюмируя, Таджикистан будет придерживаться нейтралитета, придерживаясь построению своего имиджа. В случае солидарности более склонен поддержать Россию, если это не поставит страну в трудное положение на международном уровне. Также и с большинством общества, которая потребляет более русскоязычные СМИ».

«Никак не отразиться», - таково мнение директора Центральноазиатского института стратегических исследований Анны Гусаровой, Великобритания, относительно того как усиление информационного воздействия со стороны США против их основных противников отразиться на странах ЦАР. Анна Гусарова подчеркнула, что «американское информационное влияние в регионе, впрочем, как и любое другое влияние США в ЦА в целом и в каждой отдельной стране Центральной Азии, не возрастёт, а значит существенно не изменится и не повлияет ни на политику, ни на элиты. Вместе с тем, если мы говорим о призывах Госдепартамента хоть как-то отреагировать на китайские лагеря перевоспитания - это один момент.

«И естественно страны ЦА, вернее их элиты, как сотрудничали со своими китайскими партнерами, так и взаимодействуют. Более того, страны ЦА активно усиливают свое взаимодействие с китайскими партнёрами по цифровизации, закупке новых технологий и решений по распознаванию лиц и цифровой слежке. ЦАР не приоритетный регион для Вашингтона, даже несмотря на принятие целой стратегии». Эксперт привела в пример информационную кампанию дипломатических миссий США в ЦА. По ее мнению, «американская мягкая сила всегда была привлекательнее, потому что её видно невооружённым глазом. Чего не могу сказать о российской и китайской. «Я говорю о том, что США не будут перекладывать свои противоречия с Россией на страны ЦА» - подытожила Анна Гусарова.

Говоря о перспективах усиления информационного воздействия со стороны США против их основных противников, о том, как это отразилось на странах ЦАР в связи с увеличением финансирования Центра глобального взаимодействия, Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад», Кыргызстан, заявил, что по-настоящему GEC активизировался после того, как госсекретарём США стал Майк Помпео. Этим Центром с февраля прошлого года руководит Леа Гэбриэл — личность весьма примечательная. Она была в разное время журналистом, пилотом истребителя-бомбардировщика F-18, а также служила в ЦРУ и РУМО — военной разведке США, а позднее руководила разведывательной программой Военно-морских сил США.

Работа этого GEC ощущается и в Центральной Азии, потому что вот уже два года подряд идут серии антикитайских и антироссийских публикаций в изданиях, которые финансируются США напрямую или косвенно. Цель этих публикаций очевидна: создать в сознании читателей образ России и Китая, как врагов цивилизации. Что касается Ирана, то сейчас США применяет тактику стравливания друг с другом властей этой страны и её народа. Безусловно, Центральная Азия не живёт в информационном вакууме. Поэтому информационные атаки на Россию, Китай и Иран мимо региона не проходят.

Говоря о механизмах информационного воздействия, Дмитрий Орлов привел следующий факт. Ещё в 2011 году британская газета «Guardian» рассказала о том, что Центральное командование вооружённых сил США (ЦЕНТРКОМ), которое контролирует войсковые операции в Азии, заключило с калифорнийской компанией «Ntrepid» любопытный контракт. «Ntrepid» обязалась разработать и поставить ЦЕНТРКОМу, так называемую «Систему управления онлайн-персонами». Если верить описанию, эта система позволяет одному человеку — или «координатору» - контролировать до 10 ложных личностей в любой точке земного шара.

По условиям этого контракта, каждая виртуальная личность должна обладать убедительным происхождением, собственной «историей», а также иметь ассоциированный с ней набор вспомогательных деталей, которые призваны усилить ощущение подлинности. Факт наличия этого контракта — на $2,76 млн., ЦЕНТРКОМ подтвердил. Но введена новая система в действие или нет — до сих пор неизвестно. Однако думается, что если не она, то что-то похожее сейчас активно применяется в Интернете против России, Китая и Ирана. В социальных сетях фиксируются тысячи фальшивых страниц («фейков»), на которых публикуется негатив против Китая, России и Ирана. Причём, во всех страновых сегментах соцсетей. Естественно, эти «координаторы» получают от своих «кураторов» инструкции на тему, что и как надо писать в соцсетях, Интернет-форумах и в публикациях. В основном, «фейки» активизируются после каких-либо резких заявлений США в отношении России, Китая или Ирана. Цель — создать в регионе против трёх этих стран максимально негативный информационный фон.

Затрагивая тему направлений информационного воздействия со стороны пропаганды США в странах ЦАР, эксперт подчеркнул, что сконцентрируются они, во-первых, на создании в регионе среды враждебной России и Китаю, а во-вторых (и это главное), на отторжение стран региона от Москвы и Пекина. Причём, на всех уровнях — от элит до народов.

Касаясь текущего положения в регионе Центральной Азии с американским информационным воздействием, эксперт высказал мнение, что «как правило, американская пропаганда усиливается перед каким-либо важным для межстранового или блокового сотрудничества событием. И если антироссийская пропаганда не прекращалась никогда, то антикитайская началась сразу же, как стало ясно, что деньги, которые Китай даёт странам Центральной Азии, могут значительно перекрыть, а кое-где — уже перекрывают западные кредиты и гранты. Как раз с момента, когда госсекретарём США стал Майк Помпео, Вашингтон вдруг озаботился судьбой китайских уйгуров ещё сильнее, чем раньше. До этого уйгурская проблема волновала США постольку-поскольку. С началом пандемии коронавируса, «уйгурский вопрос» Америкой забыт. Но нет гарантии, что его снова не начнут поднимать. Сейчас в моде другая тема: рассказывать, будто в распространении пандемии виноваты Россия и Китай.

Что касается пропагандистских центров, то формировать их в регионе нет надобности. Потому что в регионе хватает неправительственных организаций и аналитических центров, живущих на гранты США, Британии и Европейского Союза. Они прекрасно (с точки зрения спонсоров) показывают себя на информационном поле. А американцы не любят что-то менять, если это работает прекрасно».

Вместе с тем, Дмитрий Орлов подчеркнул, что совершенно неправильно при этом выставлять американцев монстрами. Потому что тезис: «Американцы - мерзавцы» годится только для обывателя. Соединенные Штаты защищают свои интересы так, как умеют и считают нужным. Ну а так нагло — потому что до сих пор не встретили со стороны России, Китая и Ирана серьёзного противодействия. Но это уже — проблема, скорее, Москвы, Пекина и Тегерана, а вовсе не Вашингтона.

По мнению главного эксперта программы Китайских и азиатских исследований Института Мировой Экономики и Политики про Фонде первого президента Казахстана Антона Бугаенко, нынешняя ситуация в информационной сфере несколько отличается от того, что было до коронавирусного кризиса. В предыдущий период и США, и Китай уделяли Центральной Азии относительно немного внимания в своем информационном противоборстве, начавшимся в 2017 году. Центральная Азия тогда не была включена в нарождающуюся информационную войну на глобальном уровне и в других регионах, где интересы двух держав прямо противоречили друг другу. США, например, даже пошли на сокращение своей помощи общественному развитию в центрально-азиатских странах в рамках программ USAID, сосредоточившись на повышении плотности контактов с правительствами стран региона.

Эта тенденция однако была прервана в результате цепи событий, истоки которых находятся за пределами региона. Публикация новой стратегии США в ЦА, строго говоря весьма бюрократического документа, совпала с началом коронавирусной эпидемии. Готовившееся задолго до этого турне госсекретаря Помпео по ряду постсоветских стран, в том числе и в Казахстан и Узбекистан, согласно новому видению внешней политики администрацией Трампа, имело своей первоочередной задачей формирование взаимоотношений в первую очередь с руководством стран региона. Однако совпадение с коронавиурсной эпидемией, бушевавшей на тот момент только в Китае, несколько сместило и акценты визита в сторону информационной повестки. В результате последовали заявления Помпео, сначала во время визита в Центральную Азию, а затем на Международной конференции по безопасности в Мюнхене, на которые последовали выстроенные в том же духе ответы китайских дипломатов. Так закрутился маховик информационной войны, которая доселе не доходила до Центральной Азии.

Здесь необходимо отметить, что американские официальные лица стали невольными инициаторами этого информационного противостояния, а китайские дипломаты активно подхватили это начало, подлив масла в огонь. Действия и тех, и других при этом исходили из генеральных линий, выбранных и в Пекине, и в Вашингтоне, что сделало это противостояние в информационной сфере ЦА неизбежным. Вопрос был только в силе, методах и спусковом крючке для его начала.

Исходя из анализа текущей ситуации в информационном поле можно сделать вывод, что США не были готовы к началу масштабной информационной войны в Центральной Азии. Штаты в данный момент достаточно пассивны в информационном поле региона, особенно на фоне активности Китая.  Это прямое следствие налаженности пропагандистской машины в КНР, которая сейчас активно продвигает прокитайские позиции на фоне невнятной американской реакции.

В других регионах мира более четкие американские интересы диктовали и относительно более активную американскую реакцию, и можно было отметить противостояние точек зрения Поднебесной и Соединенных Штатов Америки. В тоже время в ЦА не хватало четкости позиции и, за исключением филиалов «Радио Свобода», ресурсов проведения этой информационной кампании. Поэтому, вероятно, часть средств на увеличение финансирования Центра глобального взаимодействия пойдет на создание структурированной программы для Центральной Азии с антикитайской повесткой в своей основе.

Рассуждая о механизмах возможного информационного воздействия со стороны США в ЦАР, эксперт отметил, что механизм работы такой программы будет опираться в первую очередь на уже существующие ресурсы: филиалы «Радио Свобода», азиатское отделение русскоязычного канала «Настоящее время». Однако противостояние китайской повестке потребует привлечение дополнительных каналов распространения информации. Вероятно, с этой целью будут привлекаться местные СМИ.

Говоря о направлении информационного воздействия со стороны США в пропаганде в странах ЦАР, Антон Бугаенко выразил мнение, что о конкретных механизмах работы такой программы говорить пока рано, но вероятно она будет направлена скорее на два основных направления.

Первое – увеличение информированности об оказываемой США помощи развитию, как наиболее сильного аргумента в создании позитивного имиджа, расширяя при этом арсенал информационных ресурсов, привлекая местные медиаресурсы.

Второе направление – ретрансляция будущей активной информационной атаки на Китай на глобальном уровне. В данный момент США уже начинают активную кампанию по обвинению Китая виновным в начале эпидемии со всеми вытекающими последствиями. И значимой, если не самой важной, составляющей является как можно более широкое распространение этой точки зрения, что и будет первоочередной задачей Центра глобального взаимодействия.

Вот такие разноплановые мнения экспертов практически со всего региона нам удалось собрать. Что можно из этого вынести: пока что регион ЦАР не находится на передовой информационной войны крупных мировых держав. Однако, говоря иносказательно, позиции выкопаны и обустроены, выделены силы и средства и даже проведено несколько пробных информационных «боестолкновений». Справедливости ради стоит отметить, что многие планы сорвала текущая ситуация с коронавирусом. Мир замер на точке американо-китайских торговых войн, повышения градуса напряженности вокруг Ирана, раскачивающихся весов силы в Афганистане и других ситуаций, напрямую влияющих на стабильность и интересы различных мировых центров, касающихся в различной степени ЦАР. Но рано или поздно эпидемия пройдет. И тогда с какого момента запустится поставленное на паузу пропагандистское кино и какой у него дальше будет сюжет?

Материал подготовили: Алексей Фомин, Коротовских Евгений

 

 

 

 

 

 

Курсы валют

IRR
0.02
-3.85
USD
73.47
0.00
EUR
82.37
0.00
KZT
0.19
0.00
RUB
1.08
0.00
TJS
7.17
-3.84
TMT
21.04
-3.84
UZS
0.01
-3.95

Погода

 

+36°C Тегеран
+14°C Москва
+18°C Нур-Султан
+32°C Бишкек
+23°C Алматы
+37°C Душанбе
+43°C Ашхабад
+40°C Ташкент

Наши партнеры